Перестройка танковой промышленности СССР

Основная масса пришедших на завод работников относилась к категории неквалифицированной рабочей силы. Поэтому было решено обучать новичков в процессе производства. Опытные рабочие брали их на обучение. Конечно, такой способ не мог дать быстрого эффекта, и проблема квалификации кадров сохранялась до конца войны. Из-за того, что многие новые работники не имели необходимой квалификации, страдало качество.

Немалую работу пришлось провести, чтобы создать относительно приемлемые условия жизни для рабочих. Самой острой проблемой было обеспечение эвакуированных жильем. Некоторым, не слишком большим заводам, например заводу № 37 в Свердловске, удалось решить ее за счет местных ресурсов, но на самых крупных предприятиях сложилась более сложная ситуация. Так, в распоряжение завода № 183 перешло 208 тыс. кв. м жилья, принадлежащего ранее Уральскому вагоностроительному заводу. Таким образом, удалось расселить 6 790 человек, в основном семьи рабочих и служащих завода № 183 из Харькова. Кроме того, к 1 января 1942 г. были построены землянки (55.5 тыс. кв. м) и бараки (32.4 тыс. кв. м), что позволило расселить примерно 20 тыс. человек [19]. Положение с жильем на заводе несколько улучшилось летом, когда так называемым хозяйственным способом было возведено значительное количество жилья. Одновременно были приведены в надлежащее состояние бараки: стены оштукатурили, а двухъярусные нары заменили на кровати. Правительство выделило для завода 15 тыс. комплектов постельного белья. Всего в распоряжении НКТП на 1 января 1942 г. находилось 1 092 312 кв. м жилья, в котором проживали 272 341 человек.

14 ноября 1941 г. было принято постановление ГКО, согласно которому нужно было производить до 140 танков в сутки. При этом уже к последней декаде января 1942 г. необходимо было ежедневно выпускать по 114 танков, что оказалось нереальным [20]. Всего в 1942 г. было произведено 24719 танков и САУ [21]. Это было значительное достижение по сравнению с предыдущим, 1941 г., когда было произведено 6 590 танков, в том числе 4 915 во втором полугодии. Однако плановое задание (примерно 50 тыс. танков в год) выполнено не было. Достаточно сказать, что в 1 квартале 1942 г. было произведено лишь 63% от запланированного количества [22].

Тем не менее сейчас, по прошествии достаточно долгого времени, можно оценить работу НКТП как очень успешную. Но в 1942 г. Сталину казалось, что другой человек на посту наркома мог бы сделать больше, чем Малышев. В результате его место занял заместитель наркома Зальцман. Вот что записал Малышев в своем дневнике:

"1 июля 1942 г.

Позвонил по телефону т. Сталин и крепко ругался за то, что не выполняется план по танкам Т-34. Я ответил т. Сталину, что много трудностей у заводов с людьми и оборудованием и что, хотя план не выполняется, но выпуск танков Т-34 из месяца в месяц растет, но тов. Сталин опять крепко выругал меня и повесил трубку. Через полчаса позвонил Молотов и сказал: «Мы решили освободить Вас от работы наркома танковой промышленности за невыполнения плана по танкам Т-34 и назначили наркомом И.М. Зальцмана».

Мне, конечно, после 2-х лет работы по танкам очень и очень тяжело переносить такое решение, но решение ЦК есть закон и направлено к улучшению дела. А это самое главное. Я же буду работать там, куда пошлет партия, и буду стараться работать лучше, чем работал в танкопроме" [23].

Впоследствии Сталин более объективно оценил деятельность Малышева на посту наркома. Во многом этому способствовало то, что Зальцман тоже не смог добиться запланированного роста объемов производства. В 1943 г. Сталин вернул опальному бывшему наркому прежнюю должность. Позже Малышев получил звание генерал-полковника и был награжден многочисленными правительственными наградами, в том числе и за работу в 1941-1942 гг. После войны он был министром среднего машиностроения СССР и принял участие в работе над советским "атомным проектом".

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7

Другое по технологическим наукам

Современное состояние в научной и инновационной сфере
Качественно новые социально-экономические и политические условия, сформировавшиеся в результате системных преобразований 90-х годов в России, выявили определенный застой в сфере научной и инновационной деятельности, сложившаяся модель которой не соответствовала требованиям нового рыночного уклада. ...