Рождение МЭСМ

Этот год, пожалуй, самый знаменательный в истории нашей вычислительной техники. 4 января специальной комиссии был продемонстрирован действующий макет электронной счетной машины, а в конце декабря малая электронная счетная машина (МЭСМ) была пущена в эксплуатацию. Детище киевской лаборатории Сергея Алексеевича Лебедева начало дышать. МЭСМ создавалась как полигон для исследования основных принципов построения вычислительных машин, проверки методик решения определенных задач и наработки опыта эксплуатации подобной техники. С конца 1948 года Лебедев и его лаборатория, действующая на базе киевского Института электротехники, который ученый возглавил по приглашению Академии наук Украины, напряженно работали над первой советской ЭВМ. Нашим ученым были известны данные о западных машинах, но они были настолько скудны и далеки от технической детализации, что о копировании не могло быть и речи. МЭСМ воплотила базовые принципы построения вычислительной системы, которые Лебедев разработал сам. О том, что аналогичные принципы выдвинуты фон Нейманом, наши ученые узнают из публикаций позднее.

Над машиной работали 12 научных сотрудников и 15 техников — с утра до ночи, жертвуя подчас и выходными. Ездить на работу приходилось за город, в местечко Феофания, где в бывшем здании психиатрической больницы и размещалась секретная лаборатория Лебедева. Вначале МЭСМ действительно задумывалась как макет (первая расшифровка буквы «М» в аббревиатуре), который затем предполагалось преобразовать в малую электронную счетную машину. Для того чтобы макет стал полноценной ЭВМ, понадобилось, в частности, организовать автоматический ввод исходных данных и автоматический вывод результатов. В окончательном варианте данные поступали в МЭСМ с перфокарт или посредством набора кодов на штекерном коммутаторе, а снимались путем фотографирования или с помощью электромеханического печатающего устройства. Подобный способ вывода информации мне довелось увидеть собственными глазами еще в конце 70-х.

МЭСМ размещалась на площади 60 кв. метров — целое крыло старого здания в Феофании, имела 6 тыс. электронных ламп, трехадресную систему команд, одно арифметическое устройство параллельного действия на триггерных ячейках, запоминающее устройство емкостью 94 слова по 16 разрядов. Ее быстродействие составляло 3000 операций в секунду, внешняя память отсутствовала. Первая пробная задача для МЭСМ была взята из области баллистики, а после ввода машины в эксплуатацию на нее обрушился поток разнообразных счетных задач — без такого супервычислителя очень многие не могли обойтись.

В том же 1951-м инициатива начинает переходить к Москве. В этом году столичный ИТМиВТ возглавил новый директор — известный математик Михаил Алексеевич Лаврентьев. В бытность свою вице-президентом АН УССР и руководителем Института математики он активно интересовался разработкой вычислительных машин, став для лаборатории Лебедева настоящим добрым гением. Надо помнить, какие это были годы — в условиях послевоенной разрухи такая масштабная работа не могла не натолкнуться на трудности.

Идея счетных электронных машин с трудом пробивала себе дорогу в СССР. Во всяком случае, только очень веские причины должны были побудить Лаврентьева обратиться с письмом к Сталину, в котором он говорил о необходимости ускорить исследования в этой области, прозорливо указывая на большие перспективы новой техники, в том числе для оборонных целей. В результате Лаврентьев получает приглашение возглавить ИТМиВТ. Вполне естественно, что он вновь привлекает Лебедева, пригласив его принять на себя руководство лабораторией №1. Здесь начинаются работы над новой, теперь уже большой электронной счетной машиной (БЭСМ).

Другое по технологическим наукам

История телеграфа
Люди всегда находили способы связи на расстоянии. Костры, мерцавшие на вершинах холмов во мраке доисторических времен, предупреждали отдаленные племена о приближении противника или о том, что стаи диких зверей перебираются на новые места. В XVII веке, когда англичане начали эксперименты с семафорам ...