«Достойный муж» в науке

В 1847 г. Максвелл поступил в Эдинбургский университет, где преподавали первоклассные педагоги и известные ученые – физики, математики, философы. Они сразу обратили внимание на широко образованного способного студента, привлекли его к научным исследованиям. Он пишет содержательные трактаты и составляет задачи, в которых физические и математические понятия обретали ощутимую реальность, помогали глубже понять явления природы. Во время летних каникул Джеймс устроил на мансарде дома лабораторию и занимался интересными оптико-механическими экспериментами. В 1850 г. девятнадцатилетний студент выступил с докладом на заседании Эдинбургского Королевского общества, в котором дал оригинальные решения 14 задач из области сопротивления материалов. По заключению профессоров перед ними выступил уже не мальчик в науке, а «достойный муж».

За годы обучения в университете Джеймс прочел и законспектировал десятки фундаментальных трудов выдающихся мыслителей и ученых, от Лукреция, Цицерона и Геродота до «Оптики» и «Исчисления бесконечно малых» Ньютона, «Аналитической теории тепла» Фурье, «Дифференциального исчисления» Коши, «Геометрии» Монжа, сочинения Канта, Бернулли и многих других.

Весь этот бесценный клад знаний необычайно обогащает его, вызывает потребность в осмыслении сложных процессов и явлений. Джеймс утверждает, что только при изучении первоисточников «…можно усмотреть момент зарождения идеи и процесс ее развития». Он неуклонно придерживается этого в течение всей жизни.

Можно только поражаться необычным способностям и природной одаренности Джеймса, который, еще не достигнув 20-летнего возраста, не только сумел овладеть поистине гигантскими знаниями, но и осмыслить их настолько, что свободно обсуждал многие научные проблемы со своими профессорами и коллегами. Всем, кто его знал, стало очевидно, что Джеймс проявляет бесспорно гениальные способности. Его идеи и исследования в различных областях естествознания открывают ему дорогу в Кембриджский университет, в Тринити-колледж, прославленный на весь мир своими воспитанниками, прежде всего И. Ньютоном (1642–1727) и Ф. Бэконом (1561–1626).

В 1850 г. сбылась мечта Джеймса и его отца – Джеймс поступил в Кембриджский университет.

При первом знакомстве с величественными зданиями университета внимание Джеймса привлекла церковь Святой Троицы с ее стрельчатыми арками, легкими колоннами и разноцветными витражами, мраморными лицами Ньютона и Бэкона. Могли ли подумать отец и сын, что не пройдет и тридцати лет, как в этом храме будет установлен гроб с телом безвременно скончавшегося величайшего физика, и ему будут отданы последние почести.

Способности и глубина знаний Джеймса не замедлили проявиться уже в первый год обучения в Кембридже. Он успешно сдает экзамены, пишет несколько статей в «Кембриджский и Дублинский математический журнал», поражает своих новых друзей способностью буквально на лету усваивать сложнейшие теоретические вопросы, а его профессора утверждают, что Джеймс «не способен неверно мыслить о физических материях». В университете все ярче проявляется его жизненное кредо – «ничего не оставлять неизученным».

Среди наиболее выдающихся ученых, по достоинству оценивших талант Джеймса и видевших в нем продолжателя их идей, были его «старый друг» и наставник профессор Вильям Томсон (позднее удостоенный за большие научные заслуги титула лорда Кельвина) и профессор математики, автор известной теоремы Стокса – Габриэль Стокс, который занимал в Кембридже тот же пост, что в свое время Ньютон. Стокс успешно разрабатывал проблему распространения поперечных световых волн в эфире, что было шагом на пути к будущей теории Максвелла. Влияние Стокса на формирование Максвелла как ученого было бесспорным (он был старше Джеймса на 12 лет и пережил его на 30 (!) лет). Джеймс никогда не пропускал ни одной лекции Стокса.

Перейти на страницу: 1 2

Другое по технологическим наукам

Аграрные преобразования в СССР. Их последствия
В начале августа 1953 года в своей речи в Верховном Совете Маленков провозгласил новое направление в развитии экономики. Он говорил, что в прошлом было необходимо думать прежде всего о росте тяжелой индустрии для создания экономического могущества СССР и облегчения его военной безопасности; ныне ...