ЭВМ и экономика — две вещи несовместные

В 1965 году в Минске в единственном экземпляре была изготовлена ЭВМ М-5

Читатель, который следит за нашими очерками, уже знает, что машины М под разными номерами — это творения коллектива Исаака Семеновича Брука (если не считать лебедевской М-20). Я, кстати, интересовалась у некоторых старых разработчиков, что стоит за буквой М, но они затруднились дать определенный ответ на этот вопрос. Читатель также мог обратить внимание, что у всех этих машин была не очень простая судьба в том, что касается их массового производства. Из первых машин серийно выпускаться стала только М-3, да и то благодаря определенному стечению обстоятельств. Об истории с выпуском М-4 мы также рассказывали достаточно подробно. И вот новая машина, М-5, которая должна была пойти в серию, но так и осталась опытным образцом, несколько лет проработав в созданном Бруком ИНЭУМе. И тем не менее эта ЭВМ заслуживает того, чтобы о ней вспомнили. Хотя бы потому, что машина, разрабатывавшаяся в конце 50-х, когда только-только начинали переходить на полупроводники, несла в себе ряд идей, воплотившихся только в машинах третьего поколения, машинах на интегральных схемах.

Решение о разработке М-5 совпадает с постановлением правительства о создании Института электронных управляющих машин (ИНЭУМ) — это 1958 год. М-5 разрабатывалась как малая машина для планово-экономических расчетов, что само по себе интересно, поскольку для тех лет это было совсем нетипичное предназначение ЭВМ. М-5 планировалось использовать в Госплане. К моменту начала работ в коллективе Брука продумывали возможности создания машины повышенной производительности, и многие из этих идей оказались реализованы в М-5. Самый очевидный путь повышения быстродействия, к которому приходят в те годы многие разработчики ЭВМ, — распараллеливание работы быстродействующих устройств машины (арифметического, оперативной памяти, устройства управления) и медленного доступа к внешним запоминающим устройствам на лентах. Создатели М-5 реализуют этот принцип одними из первых, причем додумываются до него сами, не имея никаких западных материалов по разработке высокопроизводительной вычислительной техники. Распараллеливание достигалось введением специальных устройств управления обменом данными и внешней памятью (аналогов каналов, характерных для ЭВМ третьего поколения). Все узлы машины навешивались на общую магистраль, которая обеспечивала связь между ними.

М-5 задумывалась как мультипрограммная и многотерминальная ЭВМ — также очень передовые для того времени идеи. Мультипрограммность означала, что машина может работать одновременно с несколькими, до восьми, программами, так что когда идет выполнение операций одной из них, внешние устройства ведут обмен информацией для других. Кроме того, можно было запускать счет по уже готовым программам и одновременно вести отладку нескольких программ с терминальных пультов. Работа с множеством программ могла идти как в пакетном режиме, так и с разделением времени, и для эффективной поддержки многозадачности разработчики реализовали страничную организацию оперативной памяти. В итоге М-5 обеспечивала производительность 50 тыс. операций в секунду.

Авторство многих идей, реализованых в М-5, принадлежит Михаилу Карцеву. Он же был вначале назначен главным конструктором этой машины. Одновременно он возглавлял разработку спецЭВМ М-4 для радиолокационных станций, но она к тому времени уже пошла в производство, и Карцев имел возможность посвятить много времени новой машине, работа над которой очень его увлекла. Но через некоторое время Брук посчитал, что Карцеву следует больше внимания уделять взаимодействию с производителями и заказчиками М-4, и отстранил его от работы над М-5, разделив коллективы разработчиков двух машин на две спецлаборатории. По воспоминаниям коллег, для Карцева это был тяжелый момент в жизни — слишком много было им вложено в М–5. Больше ему уже не суждено будет вернуться к гражданской тематике — все его последующие машины предназначались для военных.

М-5 была закончена к 1961 году. Должна была выпускаться в Минске, но производство из-за организационных неурядиц задержалось. Некоторые узлы собирались прямо в мастерских института. Возможно, это было одной из причин недостаточной надежности машины, которая обнаружилась уже в процессе использования в ИНЭУМ. Только в 1965 году Минский завод наконец выпустил образец М-5, но от дальнейшего производства отказался, переориентировавшись на другую московскую разработку — ЭВМ «Весна».

В 1965 году Брук уже не был директором ИНЭУМ. Его «ушли» на пенсию за год до этого. Идеи о необходимости применять вычислительные машины для решения экономических задач, и не только для плановых расчетов, но и для моделирования и управления экономическими процессами, ученый высказывал еще в 50-х. Оттепель начала 60-х, надежда на серьезные экономические преобразования стимулировали его на более активные работы в этом направлении, и он начал в ИНЭУМ исследования по применению математических методов и машин в экономике. Брук приглашал в институт экономистов, заинтересованных в объединении математики и экономики, что тогда было близко к крамоле, отступлением от принципов марксизма-ленинизма. Результаты этих исследований и собственные размышления позволили Бруку сделать вывод о неэффективности советской экономики, и он взял на себя смелость высказывать собственные предложения по ее реорганизации. Руководство Госплана, в ведение которого в те годы попал ИНЭУМ, было настолько раздражено этим, что Брука фактически вынудили оставить руководство институтом.

Другое по технологическим наукам

История освоения космоса
Во второй половине XX в. человечество ступило на порог Вселенной - вышло в космическое пространство. Дорогу в космос открыла наша Родина. Первый искусственный спутник Земли, открывший космическую эру, запущен бывшим Советским Союзом, первый космонавт мира - гражданин бывшего СССР. Космонавтика ...