Российский историк техники В. В. Данилевский

В поддержке публикации "Русской техники" принимали участие академики М. В. Кирпичев, С. Г. Струмилин, В. Г. Хлопин и Б. Н. Юрьев. Книга выдержала два издания, и в 1948 г. автор был за нее вторично удостоен звания лауреата Сталинской премии. В том же году В. В. Данилевский был избран действительным членом АН УССР.

Бытует мнение, что не только "Русская техника", но и другие работы В. В. Данилевского субъективны и неточны. Конечно, при таком колоссальном массиве первоисточников — архивного и полевого материалов, введенных ученым в оборот, вполне реально наличие в его трудах накладок и деформаций. Главное — их масштабы и природа. Это могут быть изъяны источникового начала (проблема подлинности источника и содержащейся в нем информации), технические погрешности, связанные с подготовкой монографических текстов, и, наконец, авторские непреднамеренные ошибки и пристрастия. Необходимо учитывать и то, что суждения об однобокости и предвзятости некоторых работ могли принадлежать оппонентам Данилевского, которые у него, как у любой крупной творческой фигуры, несомненно, были. Вопрос о подлинности фактуры и объективности ее оценок предполагает в каждом конкретном случае проведение непредвзятой и взвешенной экспертизы5.

По истечении пяти десятилетий можно сказать, что идеологически обусловленная и во-многом конъюнктурная книга "Русская техника" оказала Данилевскому плохую услугу. Она явилась главным аргументом критиков ученого, обвинявших его в политическом конформизме и "исследовательском всеядии". Работа способствовала формированию упрощенно-однобокого образа Данилевского, лишь как политически ангажированного и пристрастного ученого. Его по-настоящему большие научные свершения по незнанию или с умыслом уже несколько десятилетий остаются невостребованными и пребывают в тени.

В период борьбы с "низкопоклонством перед иностранщиной" для риторики ученого был характерен наступательно-обличительный пафос. Гневные филиппики в адрес "российских реакционеров и крепостников" не могут не вызывать, по меньшей мере, сожаления. В печати и в устных выступлениях В. В. Данилевским проводилась последовательная верноподданническая линия, направленная на апологию отечественной исключительности и "развенчание научных лжезвезд замшелого запада" (См., например[16, 17]). И такая позиция, и стилистика ее подачи сегодня, естественно, не могут быть приняты и безоговорочно отвергаются.

На состоявшемся 5–11 января 1949 г. в Ленинграде Общем собрании АН СССР, посвященном истории отечественной науки, В. В. Данилевский возглашал: "Это они (т. е. правящие классы Российской империи — В. Г.) довели до преждевременной смерти величайшего техника XVIII в. И. И. Ползунова. Это они отправили на виселицу изобретателя звездного реактивного корабля Н. И. Кибальчича. Это они довели до преждевременной кончины изобретателя радио А. С. Попова" [20, с. 561]. Из песни слова не выкинешь, и комментарии, как говориться, излишни. Но на этом же форуме и Президент АН СССР С. И. Вавилов заявлял, что "…еще в XVIII в. вместе с новой западной наукой в Россию проникло позорное преклонение перед иностранной наукой… и презрительное отношение к собственной науке… Нетерпимая и явно вредная недооценка достижений отечественной науки, намеренно культивировавшаяся в дореволюционной России, должна быть навсегда искоренена. Могучая страна , выдвинувшая из своих недр гениальных вождей-ученых Ленина и Сталина… завоевала себе право на почетное место в истории человеческой культуры" [21, с. 13]. И еще одна цитата. "Необходимо беспощадно бороться… с буржуазными извращениями в истории техники,— наставлял высокое собрание академик Б. Н. Юрьев. — Нам необходимо еще более усилить борьбу с низкопоклонством перед иностранщиной… Нужно обратить особое внимание… на попытки протащить в историческую науку чуждую нам идеологию под формулой "объективизма"" [13, с. 492]. Приведенные высказывания характеризуют идеологическую направленность и тональность академического форума6.

Такое было время, таковы "правила игры" и не следовать им было крайне трудно, особенно ученым, вовлеченным в административо-идеологическую орбиту. А В. В. Данилевский, находясь на историко-техническом олимпе педагогики, принадлежал именно к этой группе ученых. Может быть и другое объяснение обличительного пафоса Данилевского. За долгие годы труда он вжился и сросся с идеей творческой одаренности русского народа, богатства его научно-технического наследия. Не исключено, что свою воинствующую риторику ученый выстраивал убежденно и искренне, тем более что его позиция была как бы идеологически освящена сверху. Так или иначе, его наивно-непосредственная контроверза "царские угнетатели-крепостники — талантливый народ-самородок" не может не вызвать по истечении пяти десятилетий ничего, кроме снисходительной улыбки, потому что при всем том, что было им сказано, в делах и трудах он был верен науке, своим исследовательским позициям, оставался трудолюбивым и взыскательным ученым. Опасно для современного исследователя при анализе и осознании того сложного и противоречивого времени впасть в состояние однополюсной зашоренности, встать на путь тех же воинственно-разоблачительных устремлений, но только с обратным знаком.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Другое по технологическим наукам

Золотой век Екатерины II Великой (1762 - 1796 гг.)
Из всех женщин, царствовавших в России в ХVIII в., только Екатерина II правила самостоятельно, вникая во все дела внутренней и внешней политики. Свои главные задачи она видела в укреплении самодержавия, реорганизации государственного аппарата с целью его усиления, в упрочении международного положе ...