Кто придумал самовар

Из иргинских котельных учеников лишь один, ровесник мастера Смирнова, числился православным из Балахонского уезда. И только один ученик происходил не из крестьян, а из нижегородских посадских людей. Звали его Петром Чесноковым.

К середине 1730-х гг. на десяти иргинских фабриках работал 81 человек (не считая углежогов, плотников, рудокопов и т.п.). Фабрика - это один или два мастера (в молотовой - 6) и при них подмастерья, работники, ученики. Родственники работали вместе, семья обыкновенно держалась одного ремесла. Так бытовало на всем Урале, на всех заводах, и если отец и сын или родные братья занимались разным делом, то будьте уверены - выдающиеся мастера с болезненным самолюбием.

У Петра Чеснокова был старший брат Алексей Семенович, мастер якорной фабрики. На якорной фабрике, понятно, что заняты якорями, но, главное, льют, собирают и чинят кричные вододействующие молоты. Якорщик - это литейщик и гидромеханик одновременно. Алексея Чеснокова обучил якорщик из Екатеринбурга, приговоренный когда-то к смертной казни за кражу и прощенный за мастерство.

Был и третий брат Чесноков - Иван Семенович, мастер кузнечной фабрики.

Мало сказать, что другой такой семьи не имелось на Иргине. Ничего более колоритного не знал тогда ни один уральский завод: мастеровые из посадских людей, пришлые раскольники, специалисты трех разных фабрик. Мощная связка: якорщик - кузнец - котельник. "На стыке", говорят, рождается новое. Зачем же пришли в этот мир братья Чесноковы?

К 1734 г. в Иргинской котельной фабрике потоком выпускали: посуду литейную - горшки, котлы и меденники; посуду точеную - кружки, кунганы, лохани, чайники и четвертины; винокурные приборы - казаны с трубами. Посуда отправлялась в хозяйский дом в Балахну, на Ирбитскую и Макарьевскую ярмарки, на вольную продажу в Кунгур, в казенный Ягошихинский завод, на Яик. Расходилась и при заводе, в основном в качестве натуральной оплаты при хроническом безденежье. За четыре года произвели посуды общим весом 536 пудов, и большая часть того - 180 пудов - осталась при заводе. Иными словами, Иргинский завод держался посудой, посуда сделалась средством платежа, производитель и потребитель ежедневно сталкивались нос к носу, и потребитель мог на пальцах объяснить, чего ему нужно.

25 сентября 1734 г. Осокины разделились. Петру Игнатьевичу достался Иргинский завод, Гавриле Полуехтовичу - год назад выстроенный Юговской. А ровно через месяц в Екатеринбурге сменилось руководство, главу "горной власти" голландца Геннина сменил Василий Татищев. И задули ветры перемен.

По частным заводам коршунами разлетелись казенные шихтмейстеры, встали вровень с приказчиками и принялись настойчиво учить, как нужно жить и работать. На Иргине приказчику Набатову зачитан был приказ торговлю посудой прекращать, а медь сдавать в Екатеринбург по твердой цене. А еще построить православную церковь и школу.

Приказчик Набатов объяснил, как на Иргине обстоит дело с православием, а насчет меди успокоил: разведанные руды пресеклись, а накопанных хватит разве что до лета 1735-го. И если казне ее величества не обойтись без иргинской меди, то пусть одалживает руды до 25-и тысяч пудов. А еще попросил дозволения обнести завод крепостью и прислать пушек с порохом, ибо, как слышно, новые власти усердствуют не только в заводских делах, а и в отношениях с иными народами.

Весной 1735-го на Иргине получили 19 930 пудов заемной руды с Ягошихинского завода. Летом восстали башкиры. А осенью потихоньку, но чем дальше, тем свирепее начались гонения на староверов, вконец распустившихся при веротерпимом голландце.

В сентябре сделал свой выбор Родион Набатов: с тремя демидовскими приказчиками и екатеринбургским купцом подписал челобитье "за всех староверцев", обещая всяческую благонадежность и лишь прося за то двух-трех попов, "которые по старопечатным книгам веру хранить желают". А еще честно предупредил, что за заемную руду хозяину не рассчитаться, если только не пустить все выплавленное на посуду, желательно самую дорогую - винокурную. И зажил совсем другой жизнью, двинулся дорогами, освещаемыми костром протопопа Аввакума. А в заводе зазвучали проповеди православных миссионеров.

14 марта 1736 г. мастеровые и работные люди Иргинского завода, до точки доведенные мирными и немирными увещеваниями перейти в "правильную" веру, организованно прекратили работу, поделились на группы и пошли маршем на Кунгур записываться в боевые сотни на Башкирскую войну. На Иргине остались женщины, дети до пятнадцати, престарелые работники, несколько караульных, а также приказчик Иван Швецов, осокинский крепостной.

Перейти на страницу: 1 2 3 4

Другое по технологическим наукам

Баллистические ракеты с ядерными боеголовками для подводных лодок
У истоков отечественных работ по созданию морских баллистических ракет стоял академик Сергей Павлович Королев. Он был первопроходцем и основателем нового направления использования этого совершеннейшего “продукта” научной и конструкторской мысли. По проекту ОКБ-1 (НИИ-88), возглавляемого С.П.Короле ...