Трафальгарское сражение 200 лет

В свою очередь Вильнев, по его собственным словам, "не имея доверия к состоянию вооружения моих кораблей, а также к быстроте их хода и ловкости маневрирования, зная о соединении неприятельских сил и о том, что им известны все мои действия со времен моего прибытия к берегу Испании . потерял надежду на способность выполнения той великой задачи, для которой мой флот предназначался" *. В общем, французский адмирал отдал приказ идти в Кадис. Узнав о выходе французов, Корнуоллис совершил то, что Наполеон назвал "очевидной стратегической ошибкой", - он направил к Ферролю усиленную до 18 кораблей эскадру Кальдера, ослабив таким образом британский флот на жизненно важном участке и уступив французам превосходство в силах и под Брестом, и под Ферролем. Теперь решительность Вильнева могла бы, по-видимому, склонить чашу весов в пользу французов - по крайней мере, они могли навязать бой значительно слабейшему противнику и, возможно, несмотря на очевидное качественное превосходство команд и офицеров последних, достичь победы за счет количества. Поражение же эскадры Кальдера привело бы к тому, что уже Корнуоллис столкнулся бы с угрозой атаки превосходящих сил противника с тыла. Однако Вильнев не знал об этом - 20 августа его флот бросил якорь в Кадисе, где под его командованием собралось 35 испанских и французских линейных кораблей. Эти корабли так и остались в Кадисе, предоставив англичанам восстановить блокаду. Кальдер, найдя Ферроль пустым, последовал туда же и там присоединился к блокирующей эскадре Коллингвуда, которая таким образом увеличилась до 26 кораблей. Позднее эта эскадра была доведена до 33 линейных кораблей, 6 из которых регулярно отлучались в Гибралтар - за пресной водой. Таким образом, минимум наличных сил англичан к моменту прибытия Нельсона составлял 27 линейных кораблей.

* Донесения Вильнева императору. - Коломб Ф. Указ. соч., с. 339.

Герой Сент-Винцента и Абукира вступил в командование этой объединенной эскадрой 28 сентября 1805 г. Для решительного боя недоставало лишь противника - казалось маловероятным, что Вильнев, испугавшийся движений слабейшей эскадры Кальдера, выступит против Нельсона. Решению этой проблемы англичан помог Наполеон - 14 сентября им было послано приказание кадисской эскадре воспользоваться первым благоприятным случаем для прохода в Средиземное море и, в дальнейшем, поддержки операций французских сухопутных войск в Италии и создания угрозы Египту. 27 сентября эти приказания дошли до Вильнева, для которого они были вдвойне тягостны, так как по прибытии нового командующего он должен был передать ему командование, а сам явиться в Париж "для дачи объяснений". 11 октября преемник Вильнева, Розили, был в Мадриде, и тогда французский адмирал "встревожился за свою честь. Если ему недозволено будет оставаться на эскадре, то как смыть незаслуженное обвинение в трусости, которым некоторые, как ему было известно, позорили его имя?" *. 19 октября корабли союзной эскадры начали сниматься с якоря, 21 около 5 часов утра противники оказались в виду друг друга. Мыс Трафальгар, давший название сражению, виднелся на юго-востоке, в 10-12 милях от союзников, а британский флот был примерно на таком же расстоянии к западу.

* Мэхэн А.Т. Указ. соч., т. II, с. 274.

Союзники потратили утро на перестроение в общую кильватерную колонну, в то время как англичане атаковали двумя дивизиями, каждая в строе кильватера. Одной из колонн командовал Коллингвуд, его 15 кораблей должны были атаковать арьергард союзников - 12 кораблей - и возможно быстрее уничтожить его; в это же время другая колонна под командованием самого Нельсона должна была связать боем главные силы союзников, чтобы центр их боевого построения не мог оказать помощи арьергарду.

Перед началом сражения, удостоверившись, что все идет, как задумано, а Коллингвуд уже начал сближение с противником, Нельсон сделал последнюю запись в своем дневнике:

"Да благоволит Бог Всемогущий даровать Англии, ради общего блага всей Европы, полную и славную победу. Да не позволит Он ни одной частной слабости помрачить блеск ее, и да не попустит Британский флот забыть священный долг человеколюбия! Что касается меня самого, - моя жизнь в руках Того, Кто ее даровал мне. Да благословит Он мои усилия на верную службу отечеству! Его воле предаю себя и справедливое дело, защита которого мне вверена" *.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8

Другое по технологическим наукам

Российско-германский энергетический пакт
Один из первых телеграфов, первые динамомашины, трамваи и электропоезда, лифты и еще много чего, вплоть до ноутбуков, – всем этим мир обязан компании Siemens. А Россия – еще и первыми телеграфными линиями, лампочками и электростанциями. Только обязана она не немецким Сименсам, а своим – российским ...